На Пути Туда

Кузьма шел Туда.
Ему было необходимо Туда.
Куда бы он ни шел, он был на пути Туда.
– Мы на пути Туда? – спрашивали его.
– Да, – отвечал Кузьма.
– А кто не на пути Туда?
– Тот, кто уже Здесь...

                                            

Барабан, Палочки и Перепонки

У Кузьмы был Барабан.
Он с ним играл.
В "прятки" и "салочки".
Прятался Барабан, а Кузьма искал.
Барабан стучал, подсказывая Кузьме, где горячо.
Но, все равно, было холодно.
У Кузьмы и Барабана были общие друзья. Палочки и Перепонки.
Перепонкам нравилось слушать бойкую речь Барабана. Его бархатный тембр.
А жили они отдельно. Каждая - в своем ухе.
Палочки жили вместе. Но часто дрались и ломались. Все - из-за Барабана.
Тогда Кузьма брал их на ручки и перебинтовывал раны синей изолентой.

Трактор

У Кузьмы была машина.
Она называлась Трактор.
Стояла в поле. Очень далеко.
Кузьма никогда не приходил к ней без подарков.
Из вкусненького она любила солярку.
Выпьет солярки и пускается в пляс!
А Кузьма смеется! И Трактор смеется.
Раскатисто и громко. Смеются вместе.
А после, как устанут, Кузьма уходил домой.
Один.
Укрывал машину одеялом, чтоб не замерзла.
И уходил.
Он пробовал брать ее с собой.
Но она была большой и не проходила в дверной проем.
Кузьма понял, что надо разобрать Трактор.
Пронести в дом по частям.
Радовала его машина.
Хотел жить с ней рядом.
Разобрал.
А собрать не смог..

Ням

Как-то раз Кузьма обедал в столовой.
Там часто пахло жареной рыбой.
Этот запах вызывал у Кузьмы особенное чувство.
Чувство сытости.
"Ня-а-ам!" - говорил он, продолжая смотреть на тарелку,
где возлегала рыба в беспробудном жареном сне.
Ноздри Кузьмы двигались в такт с дыханием.
Вокруг уже не замечали его странный способ насыщения.
Привыкли.
"Ня-а-ам!" Этот священный мантр помогал процессу пищеварения.
Запаховарения.
Расщеплению запаха на множество питательных частиц.
Из которых состоял Кузьма.